Крокодил Мимо
вашему забору троюродный плетень
Название: Под знаком Близнецов
Команда: Squared Luck
Персонажи: Киёши Теппей, Имаёши Шоичи, Хьюга Джунпей
Тип: фик
Жанр: повседневность, преслэш
Рейтинг: G
Размер: мини, 1503 слов
Примечания: missing scene к 37-й серии
Саммари: чем закончилось сидение в парилке на спор...

Выбираясь из сауны по стеночке — в глазах опасно темнело, — Хьюга бросил взгляд через плечо. В раскаленном аду оставались только Киёши и Имаёши. Чертова кансайца, похоже, жара вовсе не брала — только волосы на лбу слиплись мокрыми сосульками, а так он был как огурчик, по крайней мере с виду. Киёши же зеркально блестел от пота, текшего по нему даже не ручьями, а сплошным равномерным потоком, но по-прежнему сидел безмятежный и приветливый, как изваяние Будды. Насколько Хьюга осознавал, а со здравым умом и твердой памятью последние минут пять у него начинались уже проблемы, — эти двое обсуждали вопросы здорового питания. Как минимум Киёши здоровым питанием не страдал ни единой минуты, это Хьюга знал точно. Нашли тоже тему для светской беседы…

Он выпал из сауны, решил, что в купель, пожалуй, все же не полезет, и направился, шатаясь, в сторону душа и раздевалки. А эти два придурка пусть дальше болтают про салатные заправки, пока не сварятся.

Если бы он обернулся у порога душевой, то увидел бы, как два придурка выходят и таки окунаются в купель, а затем спускаются в ротенбуро. Но сил еще и оборачиваться у Хьюги не осталось.

***

Вода горячего источника после сауны и холодной купели показалась всего лишь освежающе теплой. Теппей знал, что это чувство обманчиво и что перегреться в воде можно незаметно и куда сильнее, чем в горячем сухом воздухе. Но Имаёши, предложивший сначала ничью («Иначе мы тут просидим всю ночь, а завтра ведь тренировка…»), а потом поваляться напоследок в ротенбуро («Увидишь, Киёши-кун, это отличные ощущения!»), с таким блаженным видом возлежал на камушке, что было как-то неловко понукать его вылезать или, тем более, уходить самому. Имаёши, конечно, был для Теппея никто — так, капитан команды-соперника, всего-то на год старше, — и проявлять к нему почтение вроде бы не требовалось. Но вне острых вопросов Зимнего кубка они так душевно побеседовали, что обрывать тоненькую паутинку приязни между ними казалось почти кощунством. И потому Теппей оставался в предательски теплой и ласковой, с легким металлическим запахом воде, и не сказать чтобы его это так уж напрягало.

— Близнецы, — неожиданно сказал Имаёши. Теппей удивленно оглянулся, а Имаёши рассмеялся и вытянул руку, указывая вертикально вверх.

— Созвездие, — пояснил он. — Мой знак зодиака.

— Мой тоже, — отозвался Теппей и уставился в небо, куда поднимались, истаивая в черноте ночи, завитки пара от поверхности воды. Как среди этих кудрявых туманностей можно было разглядеть хоть какие-то звезды, Теппей решительно не понимал. Особенно — человеку в очках. Которые, между прочим, запотевают от пара…

— Ты не туда смотришь, — заметил Имаёши, хотя, опять же, лежал он на камне, запрокинув голову, и никак не мог видеть, куда направлен взгляд Теппея. — Смотри надо мной, а не над собой. Кстати, общий знак зодиака — это так мило.

Теппея слегка передернуло. Все-таки кансайские словечки иногда казались удивительно неподходящими к людям или к ситуации. «Мило»! Даже не каждая девочка так скажет. Нет, понятно, что кансай-бэн — штука древняя, заслуженная, прародитель литературного языка и все такое, и человек совершенно не виноват, что вырос в Осаке или где он там вырос, но все равно звучало как ножом по стеклу, разрушая очарование ночи в онсене.

— Знаков всего двенадцать, — вежливо отозвался Теппей, — так что ничего удивительного в том, чтобы встретить кого-то с таким же знаком…

— Удивительного — ничего, а кто говорит про удивление? Всего лишь… — тут Теппей напрягся в ожидании еще одного «мило», но Имаёши, сознательно или нет, пощадил его восприятие: — …занятное совпадение. И сейчас начинается лучший период для наблюдения созвездия Близнецов, между прочим.

— Имаёши-сан увлекается астрономией? Или астрологией?

Имаёши очень удивился:

— Ничуть не бывало, с чего ты взял?

Теппей начинал чувствовать себя идиотом. Еще он понимал, что ему это не нравится. К тому же было что-то удивительно знакомое в поведении Имаёши, как будто нечто подобное Теппею приходилось слышать по десять раз на дню.

— Не думает ли Имаёши-сан, — осторожно начал он, — что нам пора бы выбираться из воды?

— Думает, — жизнерадостно согласился Имаёши и с шумным плеском встал. Теппею только показалось, что сейчас, вот сейчас он поймает за хвост свою ассоциацию — кого же Имаёши ему напоминает?! — как тот покачнулся, нелепо взмахнул руками и обрушился в воду, скрывшись под ней с головой.

Не успев подумать ровным счетом ничего, Теппей рванулся на выручку. Вода неохотно выпустила его из объятий — только затем, чтобы ноги его тут же подкосились, перед глазами поплыли яркие круги, в ушах тоненько зазвенело, и он рухнул обратно, к счастью, лицом вперед, иначе не миновать было бы расшибленного затылка.

Отплевываясь и судорожно молотя руками по воде, он вынырнул и очутился нос к носу с Имаёши. Тот ошалело ловил ртом воздух, глаза его были широко распахнуты и как-то ненормально огромны. В следующий момент Теппей сообразил, что на Имаёши нет очков.

— Вы… очки утопили… Имаёши-сан, — сообщил он, стараясь отдышаться.

— Спасибо, — в тон отозвался Имаёши, — я уже… секунды три как… заметил этот… прискорбный факт.

Не сговариваясь, они взглянули вниз. Вода в центре ротенбуро доходила Теппею до пояса, Имаёши — и еще повыше, и она не была прозрачной. Во всяком случае, не настолько, чтобы можно было разглядеть что-то кроме смутных очертаний камней на дне.

— Нырять, кажется, бессмысленно… — Теппей застыл на месте, представив, как его нога соскальзывает с округлого булыжника и сминает пластиковую оправу или крошит стекло о камень.

— Абсолютно согласен, — Имаёши тяжело вздохнул. — И это естественный водоем, его не спустить… Придется, гм, искать на ощупь. Могу ли я рассчитывать на содействие, Киёши-кун?

— Само собой, Имаёши-сан. Только когда мы найдем ваши очки, давайте все-таки покинем источник? Мы, кажется, уже и так перегрелись.

Имаёши близоруко похлопал на Теппея ресницами.

— Да не кажется… — он обезоруживающе улыбнулся и развел руками, после чего принялся топтаться почти на одном месте, ощупывая ступнями дно и здорово напоминая при этом обкуренного пингвина. По крайней мере, Теппею виделся в этой чуть несуразной фигуре с расставленными для равновесия руками именно пингвин — пока он не прикинул, что сам в такой же позе должен смахивать на танцующего медведя. Он рассмеялся, вообразив эту картинку.

— Редкостные идиоты, правда? — радостно заулыбался Имаёши, и Теппею снова показалось знакомой до ломоты в зубах эта улыбка. Если капитан Тоо так же строит из себя клоуна во время игры, противников это должно изрядно выводить из себя. А некоторых — заставлять совершать ошибки, между прочим. Нужно узнать у Рико…

Сформулировать, что именно нужно узнать, он не успел — нащупал пальцами ноги что-то легкое и тонкое.

— Кажется, нашел, — доложил он. — У меня под ногой.

Имаёши развернулся мгновенно и как-то очень хищно.

— Под которой?

— Под правой, — сказал Теппей, моментально осознавая, что помимо клоунады Имаёши еще и весьма быстр, ловок и в целом довольно неприятен как противник. Чего и было, в общем-то, ожидать от капитана команды, занимающей высокие места в рейтингах и раскатавшей Сейрин в блинчик во время Интерхая…

— Стой, не двигайся, — велел Имаёши и нырнул. Движение воды, колеблемой его телом, Теппей почувствовал кожей, а затем и само тело, гладкое и теплое, зашевелилось, касаясь его ног. Стало почему-то жутковато, как будто это не обычный школьник искал в мутной воде горячего источника свои очки, а какая-то неведомая глубоководная тварь всплыла из бездны океана и трогала Теппея за лодыжку. И даже то, что фигура Имаёши неплохо виднелась под водой, не спасало от странных ассоциаций.

Теппей попытался убедить себя, что даже если Имаёши сейчас дернет его за ногу, ничего не случился: он стоит устойчиво, тяжелее килограммов на пятнадцать, да и глубина тут несерьезная…

Гибкая фигура взметнулась из воды, и Теппей отшатнулся от неожиданности, поскользнулся и опять с размаху плюхнулся, погрузившись с головой.

Когда он вынырнул и протер глаза, Имаёши заботливо склонялся над ним, уже в очках.

— Неужели я тебя уронил, Киёши-кун? Мои глубочайшие извинения.

— Это… я сам, — сознался Теппей. — Поскользнулся.

Признаваться, что он испугался на ровном месте, совершенно не хотелось.

— Твоя нога в порядке, Киёши-кун? — с той же заботой в голосе осведомился Имаёши. — Помощь не нужна?

Теппей понадеялся, что в полумраке не заметно, как его передернуло. Очевидно, что Имаёши о его травме знал — знали все, кто интересовался, — но это вкрадчивое напоминание оказалось прямо-таки пугающим.

— Благодарю за беспокойство, все в порядке, — чуточку деревянно ответил он. — Давайте все-таки на сушу…

На сушу они выбрались, отчетливо пошатываясь. Наверное, стоило дойти до душевой «домиком» — так было бы надежнее, но Теппей содрогался при одной мысли о том, чтобы прикасаться сейчас к Имаёши. «Чудовище из глубин» очень уж хорошо засело в памяти.

К счастью, вещи их были сложены в разных углах раздевалки — можно было не поддерживать вежливую беседу.

Уже в юкатах, причесанные и слегка отдышавшиеся, они встретились у выхода.

— Доброй вам ночи, Имаёши-сан, — пожелал Теппей и не удержался: — И по возможности хорошего утра после столь… горячего вечера.

— О, — Имаёши снова улыбнулся широко и дружелюбно, смущенно почесал в затылке, — спасибо, Киёши-кун, и за очки спасибо, и вообще…

И вот тут-то Теппей наконец понял, кого же ему так напоминает Имаёши.

— Закрой рот, Киёши-кун, цикада влетит, — ласково посоветовал Имаёши. — Хотя зима, какие цикады… Я ведь говорил, да, что сейчас как раз лучшее время для наблюдения Близнецов? Спокойной ночи, Киёши-кун. Встретимся на матче.

Он помахал на прощание и удалился, а Теппей присел на скамеечку и некоторое время бессмысленно таращился в пространство.

Близнецы, значит. Надо же…

Он тряхнул головой, поднялся и отправился в номер Сейрин, чувствуя, как углы рта расползаются приблизительно к ушам. Унять ухмылку он не мог, да и не хотелось. Вот, значит, как он иногда выглядит со стороны… Надо запомнить.

— Встретимся на матче, — повторил он перед тем, как зайти в номер.

Нужно будет выучить, где на небе созвездие Близнецов.

@темы: куробасие